И такое было… (Волна репрессий)

    Беспощадность вошла в арсенал действий тридцатые годы. Малейшее сопротивление коллективизации каралось. Имена репрессированных, затем реабилитированных на Орловщине вошли в трехтомник "Реквием" (Орел, 1994-96). В связи с реализацией политики ликвидации кулачества как класса развернулся произвол.

    На 18 февраля 1930 года в Свердловском районе было раскулачено 522 хозяйства.

    А теперь имена.

    Единоличник Н.Т.Агеев, 1906 г.р., жил в Разбегаевке. Осужден на 5 лет (1930). Единоличник Ф.А.Амелин (1889) в д.Сергеевке получил 3 года концлагерей (1930). Единоличник З.М.Борисов (1898) из д.Александровки был осужден на 3 года условно (1930). Гончаров М.В. (1883) из Каменки был на 3 года отправлен в концлагерь (1929). В том же году на тот же срок вынужден был променять родные Дубки на Северный край Т.З.Гущин. Разные сроки получили М.Е.Десятский из Александровки, И.И. и Р.В.Журавлевы из села Преображенское, П.Ф.Зарубин (Андрианово), П.Л.Игнатов (Хотетово), священник И.Д.Музалевский (Змиевка), дьякон С.П.Мухин (Козьминское). Церкви закрывали, обращали в склады для зерна.

    Вторая мощная волна репрессий связана с именем наркома Н.И.Ежова. В Орле расправами руководил Пинхус Симановский, начальник Управления НКВД, расстрелянный в 1940 году. "С этим именем, - пишет Ю.Н.Балакин в статье "Вечная память" ("Реквием", т.I), - связаны многочисленые сфальсифицированные "дела" и гибель тысяч невинных людей. Симановский, его заместитель Валик, начальник следственного отдела Попов, начальники Мценского и Ливенского гороотделов УНКВД Пикалов и Чернов, начальникмежрайонной опергруппы Вайсбанд и их подручные ретиво исполняли чудовищные директивы по "изъятию контрреволюционного элемента"... Были сфабрикованы дела о так называемых "контрреволюционных", "повстанческих" и "кулацких" формированиях практически в каждом районе области".

    До недавнего времени лес Липовчик под Ливнами хранил тайну гибели 423 человек, расстрелянных во исполнение решений "особой тройки" (1937-38). Симановский и Валик подписывали "предписания", Вайсбанд и Чернов отвечали за исполнение приговоров. Расстрелы начинались в 22 часа, заканчивались в 5 утра. Жертвы - крестьяне разных районов Орловской и Курской областей. 33 священника Русской Православной Церкви были расстреляны в один день - 2 декабря 1937 года.

    Были расправы и в других местах. Высшую меру наказания получили, став жертвами беззакония, и уроженцы змиевского края:

    И.Д.Кириллов из поселка Веселая Роща, работавший в Орле счетоводом, перенесший 3 года концлагерей и в 37-ом году вторично арестованный; колхозник Г.Я.Коровин (Плоское), единоличник Н.А.Медолазов (Троицкое), переживший трехлетнее пребывание на Севере и вновь осужденный, А.М.Реутов (Реутово), Н.Е.Хромов (Домнино), рабочий-железнодорожник М.И.Ефремцев (Яковлево), единоличник Ф.С.Жорин (Никольское), И.В.Ивашечкин (Марьевка), счетовод Змиевского птицекомбината И.Н.Демкин (Дурново), священники Л.М. и Н.М. Давыдовы (Змиевка), жившие - один в кромском селе Короськово, другой в Речице. Попал в тот печальный ряд и М.Г.Мызников - уроженец Змиевки (1906), командир 16-го стрелкового полка 6-й Орловской стрелковой дивизии. Было арестовано тогда 15 человек во главе с командиром дивизии Шафранским.

    Список приговоренных к разным срокам велик: Г.П.Алпатов (Козьминское), В.П.Анисимов и Д.Н.Васин (Гостиново), С.Т.Афонин (Яковлево), В.П.Батюнин (Никольское), М.Я.Бурцев (Змиевка), В.Г.Гришин (Хотетово), А.А.Давыдов (Верхне-Столбецкое), А.Ф.Захаров (Новая Петровка), М.И.Зиновкин (Степное), Г.Е.Королев (Гагаринка), М.Н.Пантафель (Куракино), А.А.Патенков (2-е Борисоглебское), А.П.Патенков (Поздеево), П.В.Почкин (Богородицкое) и др.



    В этом разделе: